Главная \ Наш блог \ Блог Владислава Климушкина \ О двух ситуациях по трудовому праву

О двух ситуациях по трудовому праву

Одно из юридических изданий несколько раз просило у меня прокомментировать ситуации по трудовому праву. Полностью мои ответы они опубликовать не смогли, и хотя я не являюсь специалистом по трудовому праву, ситуации мне показались интересными, потому предлагаю их читателям сайта с моими комментариями.

СИТУАЦИЯ 1: 

Владимиров В.В. работал региональным директором и осуществлял руководство подразделением ООО «Филиальная сеть», включающем в себя несколько филиалов и представительств, объединенных по территориальному принципу. Одновременно он являлся высшим должностным лицом в одном из этих филиалов. Владимиров В.В. был уволен по п. 10 ст. 81 ТК РФ — однократное грубое нарушение трудовых обязанностей. С таким решением работодателя он не согласился и обратился в суд с требованием признать приказ о наложении дисциплинарного взыскания и увольнения незаконным, взыскании с работодателя среднего заработка за время вынужденного прогула, а также компенсации морального вреда и услуг представителя. 

Позиция истца. Владимиров В.В. утверждал, что должным образом исполнял обязанности регионального директора. Все встречи в офисе работодателя проводились исключительно в интересах организации. И он, и его «гражданская» супруга (с его ведома и по его просьбе) осуществляли деятельность по привлечению студентов на летнее время. Поиск и подбор персонала входят в непосредственные обязанности истца. В связи с этим, он организовывал встречи с потенциальными работниками, объяснял и проводил их первичный инструктаж касательно предметов ведения организации.

Свое увольнение истец связывал  не с нарушением дисциплины, а с личной к нему неприязнью ряда вышестоящих должностных лиц организации. По его мнению, она возникла после того, как он потребовал комиссионные и премиальные выплаты за предыдущий год работы.

Позиция ответчика.  Представитель работодателя заявил, что основанием к изданию приказа о привлечении к дисциплинарной ответственности  послужило несанкционированное использование его имущества, а именно — в предоставлении площадей третьим лицам для проведения мероприятий не связанных с деятельностью организации. После установления этого факта работодатель провел внутриорганизационное расследование. По его результатам стало очевидно, что Владимиров В.В., используя свое служебное положение, допускал на территорию организации свою «гражданскую» супругу. Она, будучи не связанной с организацией ни гражданско-правовыми, ни трудовыми отношения, проводила в помещениях ООО «Филиальная сеть» свои семинары.

Такие действия истца создавали ситуацию, препятствующую нормальному функционированию филиала ответчика. В частности, комната для брифингов была занята и прочие работники не могли проводить переговоры и встречаться с клиентами. Это послужило причиной нервозной атмосферы в коллективе филиала, сказывающейся на результатах его деятельности. Кроме того, безвозмездное использование имущества привело к нанесению ущерба ООО «Филиальная сеть»: почасовая аренда помещения, специально оборудованного для проведения переговоров и обучения, составляет от 3 500 — 10 000 руб. за час. Также свою роль сыграло наличие на территории офиса посторонних лиц, так как создавало угрозу имуществу работодателя и вызывало беспокойство сотрудников, что, естественно, сказывалось на их работоспособности.

Таким образом, Владимиров В.В. совершил грубое нарушение дисциплины, выражавшееся в:

— использовании имущества организации не по назначению;

— причинении работодателю имущественного ущерба в виде не полученных денежных средств за пользование его имуществом;

— создании угрозы утраты или причинению вреда имуществу организации и ее сотрудников;

— демотивации подчиненного ему персонала, способствовании снижению их работоспособности;

— создании обстановки всеобщей напряженности в коллективе, формировании у работников ложного представления о возможности безвозмездного использования имущества работодателя;

— подрыве авторитета административной власти работодателя;

— создании угрозы привлечения организации, а так же ее руководителя к административной ответственности за нарушение правил обработки персональных данных, допущение к электрооборудованию лиц, не прошедших инструктаж, а, следовательно, и предпосылок для привлечения сотрудников организации к уголовной ответственности.

В судебном заседании ответчик основывал свою позицию на том, что в соответствии с п. 10 ст. 81 ТК РФ трудовой договор, может быть расторгнут работодателем в случаях однократного грубого нарушения руководителем организации (филиала, представительства), его заместителями своих трудовых обязанностей. При этом законодатель не дает закрытого перечня проступков, которые могли бы быть совершены работником. Более того, нет и указания на то, что ущерб не обязательно должен быть причинен: достаточно наличия угрозы. Следовательно, у ООО «Филиальная сеть» имелись достаточные основания для применения п. 10 ч. 1 ст. 81 ТК РФ.

Кроме того, увольнение по указанному основанию регионального директора возможно, поскольку:

— региональный директор является единственной руководящей («директорской») должностью в штатном расписании филиала. Все остальные должности носят подчиненный ей характер;

— в соответствии с Положением о филиале, в котором территориально располагалось рабочее место истца, «управление филиалом осуществляется директором филиала/региональным директором»;

— трудовая функция, обозначенная в трудовом договоре истца, аналогична обязанностям директора филиала, перечисленным в Положении о филиале;

— в соответствии с доверенностью, выданной Владимирову В.В., ему было поручено оперативное руководство деятельностью обособленного подразделения. Кроме того, истец в ходе судебного заседания не отрицал, что осуществлял руководство его деятельностью.

Доводы истца об осуществлении подбора персонала для работодателя ответчик посчитал несостоятельными, так как в филиале вакантные места отсутствовали и расширение штата не планировалось. Набор дополнительных агентов на гражданско-правовые договоры не входит в трудовые обязанности истца. Сам факт привлечения истцом третьих лиц, не состоящих в каких-либо отношениях с ответчиком для выполнения своих непосредственных должностных обязанностей является грубейшим нарушением трудовой дисциплины и основных принципов трудового права. 

Решение суда. В соответствии со ст. 55 ГК РФ филиал является обособленное подразделение юридического лица, расположенное вне места его нахождения, которое осуществляет все его функции или их часть, в том числе функции представительства. Он не признается юридическим лицам, но в установленном законом порядке наделяются имуществом и действуют на основании утвержденных им положений. Их руководители назначаются юридическим лицом и действуют на основании доверенности. Все представительства и филиалы юридического лица должны быть указаны в его учредительных документах. 

В соответствии с уставом ООО «Филиальная сеть», утвержденного решением внеочередного общего собрания участников общества, руководители филиалов и представительств назначаются генеральным директором общества и действуют на основании выданных им доверенностей. 

Как следует из Положения о филиале ООО «Филиальная сеть», утвержденном решениями Общего собрания участников общества, «управление филиалом осуществляется директором филиала/региональным директором (далее – директор филиала) […], права и обязанности директора филиала изложены в […] Положении».

Вместе с тем, из трудового договора истца, заключенного между ним и ООО «Филиальная сеть», и приказа о приеме на работу Владимиров В.В. принимает на себя обязательство выполнять работу регионального директора. Его профессиональными обязанностями названы:

— поиск и подбор персонала на различные позиции в филиалах и агентствах;

— постановка процесса обучения, организация продажи продуктов;

— организация работы филиалов с нуля;

— работа с банками;

— поиск корпоративных клиентов.

Какие-либо иные обязанности, связанные с осуществлением руководства филиалом ответчика, в трудовом договоре отсутствуют. Приказ ООО «Филиальная сеть» о назначении истца руководителем филиала ответчиком суду не представлен, в материалах дела отсутствует. Согласно записи в трудовой книжке истца он принят в филиал ответчика на должность регионального директора.

В соответствии с доверенностью, выданной ООО «Филиальная сеть» в лице его генерального директора Владимирова В.В. уполномочивается:

— представлять ее интересы во всех российских и иностранных организациях, учреждениях, предприятиях, в органах власти и управления;

— осуществлять постановку ее обособленных подразделений, создающихся в регионе на налоговый учет в налоговом органе по месту нахождения обособленных подразделений с правом подачи и получения от имени ООО «Филиальная сеть» всех необходимых документов, осуществлять выверку налогов;

— осуществлять оперативное руководство деятельностью обособленных подразделений ООО «Филиальная сеть» в регионе РФ в соответствии с утвержденными организацией планами.

В то же время суд в мотивировочной части решения подчеркнул, что в доверенности отсутствует право на осуществление Владимировым В.В. деятельности в качестве руководителя (директора) филиала этой организации, как таковое.

Таким образом, суд установил, что нет оснований считать истца руководителем (директором) филиала ответчика и на него были возложены соответствующие обязанности либо предоставлены правомочия по управлению этим филиалом.

Дополнительно аргументом в пользу истца послужило отсутствие в штатном расписании филиала ответчика, утвержденном приказом ООО «Филиальная сеть», должности руководителя (директора) филиала ответчика. Наличие должности  регионального директора, по мнению суда, не свидетельствует о возложении на него соответствующих обязанностей.

При таких обстоятельствах суд приходит к выводу, что истец не руководитель организации, филиала или представительства, и, следовательно, трудовые отношения с ним не могут быть прекращены по п. 10 ч. 1 ст. 81 ТК РФ.

Исходя из изложенного, суд удовлетворил исковые требования Владимирова В.В., признал приказ незаконным, восстановил его в должности, с ответчика взыскал оплату вынужденного прогула, частично компенсацию морального вреда (снижена в 20 раз) и частично оплату услуг представителя (снижена в два раза).

Моё мнение. При неверной постановке деятельности организации невозможно доказать правомерность трудового взыскания

В данной ситуации позиция суда законна и обоснованна.

Главная ошибка работодателя видится в том, что он не представил и юридически не закрепил логику производственного процесса, не выстроил имущественные потоки, которые следует провести через рабочие места, и соответственно, не определил права и обязанности каждого работника в каждом секторе имущественных потоков, в цехах, подразделениях, и в сложной сети филиалов и представительств.

В итоге на бумаге появляется должность «региональный директор», занимающий которую работник фактически осуществляет руководство несколькими филиалами и представительствами, но руководство конкретным филиалом является сомнительным. В то время как в силу п. 10 ст. 81 ТК РФ требуется «руководитель организации, руководитель филиала, руководитель представительства», либо заместитель любого из этих руководителей. Суд последовательно искал этого субъекта в трудовом договоре, положении о филиале, доверенности, но не нашел.

Доверенность выдается также конкретному субъекту — руководителю филиала (п. 3 ст. 55 ГК РФ). Она индивидуализирована: руководитель филиала в г. Курске не будет представлять в суде филиал, расположенный в г. Магадане. Более того, в данном случае полномочие на представительство «вовне» должна следовать из позиции субъекта «внутри» как руководителя филиала.

Существенным рассматриваемое нарушение региональным директором своих трудовых обязанностей тоже признать нельзя. Из всего списка претензий более-менее веской является неполучение возможной арендной платы. При этом возможно взыскание денежных средств за фактическое пользование имуществом, но здесь нужны достаточные доказательства того, что пользование имело место, то есть желательно получить судебное взыскание с лица, неосновательно пользовавшегося имуществом. 

Но даже этого доказательства неосновательного обогащения недостаточно, так как в этом случае придётся доказывать как причинение вреда (исходя из того, что нормы о неосновательном обогащении в силу подпункта 4 ст.1103 ГК РФ применяются субсидиарно с нормами о возмещении вреда), так и существенное воспрепятствование установленному производственному процессу (выстроенным имущественным потокам, в силу действия которых осуществляется основная экономическая деятельность коммерческой организации, направленная на извлечение прибыли). 

Таким образом, для данного случая, связанного с фактическим несанкционированным пользованием имуществом нужно было доказать:

— соответствие субъекта тому перечню, который определён п.10 ст.81 ТК РФ;

— нарушение трудовых обязанностей указанным субъектом, противоречащее деятельности организации настолько, что данная деятельность потенциально встречает существенные реальные препятствия (для коммерческой организации – препятствия в извлечении прибыли);

— наступивший неблагоприятный, вредный, результат (скорее всего тут требовался встречный иск о возмещении вреда);

— причинно следственную связь между действиями / бездействиями и наступившим результатом;

  — общую функциональную взаимосвязь установленных имущественных потоков, направленных на извлечение прибыли и должностных обязанностей руководителя, с подтверждением того, что ненадлежащее исполнение этих обязанностей влечёт препятствия и является вредным (данные об ОКВЭД организации из реестра юридических лиц, статистическая и иная отчётность, подтверждающая, что фактическая деятельность соответствует данным об ОКВЭД, карта технологического процесса в организации, карта подразделений и рабочих мест в рамках технологического процесса, функциональные карточки рабочих мест с должностными обязанностями работников, связанное с вышеуказанным штатное расписание, правила трудового распорядка, данные о реальном темпе имущественных потоков во взаимосвязи с темпом работ и исполнением функциональных обязанностей, данные о полученной от финансовых потоках прибыли, подтверждение прибыли и финансовых потоков отчётностью, данные о падении доходности, либо реальной угрозе падения в результате неисполнения обязанности руководителем, материалы правильного применения дисциплинарного взыскания в соответствии с требованиями ст.193 ТК РФ, причём для данного случая требуется ревизия).

Необходимо помнить, что данное дело относится к делам оценочной категории, зависит от судебных оценок, мнения суда, при этом добросовестность работника предполагается, а на работодателе лежит обязанность доказать его недобросовестность.

 СИТУАЦИЯ 2:

А.Н. обратился в суд с иском к ООО «С.», указывая, что работал у ответчика прорабом с августа 2007 года. В связи с отсутствием работы руководство вынудило его написать заявление на административный отпуск с 1 января по 1 марта 2009 года, а затем  до 1 сентября 2009 года. На неоднократные звонки в офис ему сообщали, что работы нет. В декабре 2009 года он получил зарплату за декабрь 2008 года в сумме 8 000 рублей. При этом ему предложили написать заявление на увольнение, что он и сделал, указав дату 1 сентября 2009 года. При увольнении ему не была выплачена компенсация за отпуск 2008-2009г. 

А.Н. просил взыскать с ответчика зарплату за время нахождения в административном отпуске, поскольку это фактически был вынужденный простой по вине работодателя, исходя из 2/3 тарифной ставки, всего в сумме 72 000 рублей, компенсацию за отпуск в сумме 2 170 рублей, проценты за несвоевременную выплату зарплаты за декабрь 2008г. и январь-сентябрь 2009г. – 680 руб. и 4 590 руб., моральный вред в сумме 5 000 рублей, который выразился в нравственных переживаниях из-за отсутствия работы и зарплаты, необходимости находить другую работу.

Суд А.Н. в удовлетворении исковых требований отказал.

Решение суда было мотивировано тем, что согласно статье 392 ТК РФ работник имеет право обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора в течение трех месяцев со дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права, а по спорам об увольнении — в течение одного месяца со дня вручения ему копии приказа об увольнении либо со дня выдачи трудовой книжки.

А.Н. с 1 августа 2007 года работал в ООО «С.»  производителем работ с окладом 8000 рублей (л.д.15).

24 декабря 2008 года им на имя директора ООО «С.» было подано заявление  о предоставлении отпуска без сохранения заработной платы с 1 января 2009 по 1 марта 2009 года, которое директором было принято, отпуск оформлен приказом (л.д.25).

С заявлением без даты А.Н. вновь  обратился к директору о предоставлении ему административного отпуска  с 1 марта по 1 сентября 2009 года, которое также было принято и оформлено приказом (л.д.27).

1 сентября 2009 года  А.Н. подал на имя директора ООО «С.» заявление об увольнении по соглашению сторон (л.д.26), в тот же день был уволен приказом по ст.77 п.1.ч.1.ТК РФ.(л.д.14).

16 марта 2010 года истец обратился в суд с иском о взыскании заработной платы за время административных отпусков, компенсации за отпуск, процентов за задержку заработной платы за декабрь 2008 года, и за январь-сентябрь 2009г., возмещении морального вреда.

Ответчик заявил о применении срока исковой давности к требованиям  а А.Н., поскольку трехмесячный срок им пропущен без уважительной причины и суд посчитал это обоснованным,  так как А.Н. обратился в суд спустя год — по требованию о взыскании заработной  платы за время нахождения в административном отпуске с 1 января 2009 года, и  спустя 7 месяцев после увольнения — по требованию о взыскании компенсации за отпуск.

Судом так же было проведено разбирательство по существу заявленных требований, которые суд посчитал необоснованными, поскольку они не подкреплены доказательствами.

Согласно статье 128 ТК РФ: По семейным обстоятельствам и другим уважительным причинам работнику по его письменному заявлению может быть предоставлен отпуск без сохранения заработной платы, продолжительность которого определяется по соглашению между работником и работодателем.

Согласно статье 121 ТК РФ В стаж работы, дающий право на ежегодный основной оплачиваемый отпуск, включаются:

время фактической работы;

время предоставляемых по просьбе работника отпусков без сохранения заработной платы, не превышающее 14 календарных дней в течение рабочего года.

Заявления на административный отпускА.Н. писал собственноручно, ссылаясь на семейные обстоятельства. Доводы истца о принуждении его к написанию этих заявлений, под угрозой увольнения за прогулы,  являются голословными. Директор ООО «С.» С. в судебном заседании пояснил, что А.Н. просил отпуск в связи с замужеством дочери. Затем в связи с проблемами с дачей. О добровольной подаче заявлений на административный отпуск суду показали также свидетели С., В., показавшие, что А.Н. написал заявление в связи с личными обстоятельствами, В. по его просьбе выдавала лист бумаги для составления заявления.

Не подкреплены доказательствами и доводы истца о том, что  работодатель не обеспечил его работой в период с января по сентябрь 2009 года из-за отсутствия таковой.

Ответчиком представлены суду договоры подряда на производство ремонтно-строительных работ, с  приложением локальных сметных расчетов, с актами о приемке выполненных работ, действующими в указанный период (л.д.42-156).

Поскольку истец в указанный период с 1 января по 1 сентября 2009 года находился в отпуске без сохранения заработной платы, оплата этого периода в размере 2/3 тарифной ставки законом не предусмотрена.

Не нашли своего подтверждения и доводы истца о задержке выплаты ему заработной платы за декабрь 2008 года до в декабря 2009 года. 

Ответчиком суду представлен надлежаще заверенные расходные кассовые  ордера от 5 и 23 декабря 2008 года, где имеется личная росписьА.Н. в получении 20 000 и 13 638 руб.33 коп., которую истец не оспаривает.

В связи с отсутствием долга ответчика перед истцом по зарплате за 2009 год и декабрь 2008г., его исковые требования о взыскании процентов за несвоевременную выплату удовлетворению не подлежат.

Не подлежит удовлетворению требование о взыскании компенсации за отпуск. 

Как пояснил истец ему за период с 1 августа 2007 по 1 августа  2008 года был предоставлен отпуск не полностью, а только 21 рабочий день.

За период с 1 августа  2008 по 1 августа 2009 года должен был быть предоставлен отпуск 28 рабочих дней.

Расчет компенсации должен быть за 40 рабочих дней, что работодателем при увольнении не было сделано.

Вместе с тем, согласно требованиям закона, в стаж, дающий право на очередной отпуск, включается административный отпуск, продолжительностью не более 14 календарных дней, в связи с чем включение в этот период всего времени нахождения А.Н. в отпуске без сохранения заработной платы в 2009 году является неправомерным.

Им за период 2008-2009г.г. отработано всего четыре месяца, компенсация составляет 2 522 руб.52 коп., исходя из расчета заработка 8000 руб. ежемесячно (8000*4:12:29.6*28).

Эта сумма подлежала выплате и не была выплачена при увольнении 1 сентября 2009 года.

При этом суд посчитал, что трудовые права истца по оплате его труда ответчиком не нарушены. Согласно условиям трудового договора, и пояснениям А.Н.  его зарплата составляла 8 000 рублей ежемесячно. Исходя их этой суммы, он и сделал расчет по заявленным требованиям. Хотя выплата производилась неравномерно, однако при праве А.Н. на получение в течение 2008 года зарплаты в общей сумме  83780 рублей, им было получено 147 138 руб.33 коп.

Директор ООО «С.» объяснил это неравномерным поступлением денег, в связи с чем в интересах работников в порядке компенсации задержки в будущем, оплата производилась при наличии денег на счету в большем размере

Сумма, выплаченная истцу сверх установленного договором размера, компенсирует неполученную им компенсацию за отпуск.

Моё мнение. Устоявшееся в судебной практике применение пресекательного трёхмесячного срока к требованиям о выплате заработной платы, является устоявшейся дискриминацией человека по сравнению с животными. Такое применение противоречит как нормам международного права, так и базовым конституционным принципам.

Суд отказал в иске, в связи с пропуском срока обращения в суд за разрешением индивидуального трудового спора. Это и является основной правовой проблемой в данном споре. Проверка расчётов и иных возможных ошибок суда ввиду изложенного бессмысленны. 

Лично я привержен мнения, что трёхмесячный срок, установленный ст.392 ТК РФ не может распространяться на требования, связанные с выплатами работнику.

Отказ в выплате означает нарушение Конвенции МОТ от 01.07.49 № 95 «Об охране заработной платы». 

В ст.1 указанной Конвенции определено: В целях настоящей Конвенции термин «заработная плата» означает, независимо от названия и метода исчисления, всякое вознаграждение или всякий заработок, исчисляемые в деньгах и устанавливаемые соглашением или национальным законодательством, которые в силу письменного или устного договора о найме предприниматель уплачивает трудящемуся за труд, который либо выполнен, либо должен быть выполнен, или за услуги, которые либо оказаны, либо должны быть оказаны.

В силу ст.6 Конвенции: Предпринимателям запрещается в какой бы то ни было мере стеснять трудящихся в свободном распоряжении своей заработной платой.

В силу п.2 ст.10 Конвенции: Заработная плата охраняется от ареста и цессии в той мере, в какой это считается необходимым для обеспечения содержания трудящегося и его семьи.

Последнее прямо указывает на то, что заработная плата относится к средствам, выплачиваемым на содержание гражданина и его семьи. Об этой природе заработной платы говорят и ст.ст.133, 133.1, 134, ч.2 ст.174, весь смысл Раздела  VII ТК РФ.

В силу указанной природы заработная плата непосредственно связана с правом на жизнь, которое является нематериальным благом, в связи с этим сроки исковой давности применяться не могут.

В настоящее время, в силу подобной распространённой судебной практики, применением пресекательного трёхмесячного срока человек поставлен в положение ниже, чем животное, поскольку в силу ст.ст.196 и 232 ГК РФ средства на содержание животных взыскиваются в пределах трёхлетнего срока исковой давности.

То, что человек ценится в судебной системе явно меньше, чем животное полагаю позором.

В какой-то мере наши граждане, видимо, и достойны этого, так как полагаю очевидным, что первое же обращение в Конституционный Суд РФ с этой проблемой вызовет чёткое и однозначное толкование указанного вопроса.

По материалам сайта Праворуб